СНО ГОУ ВПО НГМУ Росздрава - EstheticLife.ru
 
Сегодня
Сделать стартовой Добавить в Избранное Задать вопрос  
Титул www.EstheticLife.ru
Препарат Detsina
Конкурс - Я Стоматолог
Статьи конкурса
Белые Халаты
Медицинская одежда
Прислать информацию
Задать вопрос
Общаемся
Студенту медику:
Ортопедия
Внутренние болезни
ЦНС
Череп
Лимфа
Дыхательная система
Пищеварительная система
Биология / Альбом
История стоматологии
Английский / Темы
Терапевтическая стоматология:
Кариес
Ортодонтия:
Брекет системы
Детская стоматология
Хирургическая стоматология
Косметология:
Вся правда о коже
Продукция марки RoC
Спорт / Фитнес:
Бодифитнес
Будь спортивным
Здоровое питание:
Витамины
БАД
Микроэлементы
Офтальмология:
Коррекция зрения
Вирусные заболевания
Вопросы воспитания:
Зависимости
Тезисы:
2009 год, Октябрь...
2009 год, Май...
Новости:
Эссе
Поэзия
Стоит ознакомиться
Картины нашего города
Концепция проекта
Присоединяйся к нам
Наши координаты:

г.Новосибирск,
Красный проспект 52,
ГОУ ВПО НГМУ Росздрава,
4 этаж,
ИАО НГМУ, 409 к.

Телефоны:
(383) 222-52-98,
+7-913-891-3856
+7-913-476-1796

EstheticLife@mail.ru
Поиск по сайту:

 
 

СНО ГОУ ВПО НГМУ Росздрава - EstheticLife.ru

Раздел: Новости / Стоит ознакомиться

О соотношении структуры и функции в общей патологии

Познание строения, развития и функционирования организма человека и животных, познание взаимоотношений нормы и патологии и др. остаются в поле зрения патологов и клиницистов и в начале XXI века, но постепенно исчезает теоретическая база, предаются забвению законы и категории философского осмысления изучаемых явлений.

В авторитетных центральных журналах за последние десять лет («Морфология», «Успехи современной биологии», «Вестник Российской академии наук», «Журнал экспериментальной биологии и медицины», «Архив патологии» и некоторые другие), публикаций по обозначенной в названии теме, к сожалению, не было.

Гистологи и патофизиологи, чья врачебная биография начиналась в 60-х годах уходящего века, учились по другим учебникам. Так, в учебнике гистологии под редакцией С.И. Щелкунова (1954) в кратком очерке исторического развития отечественной гистологии в свое время мы читали: «Успешное развитие советской гистологии и эмбриологии объясняется, прежде всего, тем, что основная масса советских ученых (значит, были и другие - курсив наш) исходила в своей работе из единственно правильного мировоззрения – марксистского диалектического материализма». И далее – «… сессия ВАСХНИЛ (1948) сыграла важную роль для всего естествознания, в том числе и для гистологии; решения сессии вооружили нас не только для борьбы с вейсманизмом, но и с другими антинаучными, идеалистическими теориями, в частности с вирховианством». Закономерно встает вопрос: насколько правомочно из-за того, что наши классики напутали с идеологией и экономической платформой замышлявшегося общества, все взрывать и рушить до основания там, где рациональное можно не только использовать, но и далее развивать?

Что теперь должно лежать в основе методологии морфологической, а значит и биологической науки?

Значит ли, что морфологи, физиологи и другие представители фундаментальной и клинической медицины не должны выступать в печати и в открытых дискуссиях с разработкой и обсуждением философских аспектов непознанных доселе явлений живой природы?

И не должны ли мы попытаться дать объяснение тем структурным и функциональным явлениям, которые существуют объективно, но объяснение им пока находится за пределами наших методических возможностей?

Одно из редких в наше время, состоявшееся в г. Москве (1997) «Совещание по философским проблемам современной медицины» в качестве центрального доклада обсудило сообщение Д.С. Саркисова, которое было посвящено «Проблеме соотношения структуры и функции в биологии и медицине». Здесь было дано вполне, на наш взгляд, приемлемое определение биологической структуры и биологической функции. Первая – это строение, т.е. определенная организация в пространстве тех или иных частей организма (молекул, органелл, клеток, тканей, органов и др.), а также их взаимоотношения друг с другом. Вторая же – это деятельность, т.е. изменение во времени и пространстве состояния или свойств тех или иных структур организма и его самого как целого.

Правильность интерпретации понятий структуры и функции является необходимой предпосылкой для создания теории патологии, включающей такие принципиально важные проблемы как этиология и патогенез, морфогенез болезней человека, закономерности их развития и исходов, компенсация нарушенных функций, диагностика, профилактика и др. Правильность эта закладывается уже в процессе преподавания основ морфологии и физиологии в ВУЗе.

Среди основных составляющих определения понятия гистологическая ткань мы видим источник развития, структуру и функцию (ткань определяется как совокупность клеточных и неклеточных структур, объединенных общим происхождением, строением и функцией).

Немало способствует правильному осмыслению наблюдаемых в морфологических объектах событий применение количественных методов исследования (кариометрия, цитометрия, гистометрия, цитоспектрофотометрия, морфометрия и др.), но и здесь не следует терять чувства меры, возводя их в абсолют.

На упомянутом выше совещании по философским проблемам медицины в частности говорилось, что «…рассуждения о «примате функции», о ее «большей динамичности, чем структуры» и т. п. следует рассматривать не более как наследие прошлого, за границы которого уже давно перешагнула наука. Несостоятельность аналогии между структурно-функциональными отношениями в живом организме и философской категорией «содержание и форма» вполне очевидна, поскольку функция и структура представляют единое целое, в живом организме одно не существует без другого и никаких противоречий между ними нет и в принципе быть не может». Заключил свое яркое выступление Д.С. Саркисов словами - « чисто функциональных болезней не существует, все они являются структурно- функциональными». В то же время следует сказать, что само понятие структуры более статично и вполне может не быть связанным с функцией: мертвая ткань, сохраняя структурные признаки, ареактивна и нефункциональна.

Физиолога и патофизиолога, стоящего на системных позициях, при изучении эволюционных процессов интересует, с помощью каких сочетаний детальных физиологических процессов обеспечивается выполнение данной функции.

Именно на этом пути исследования было сформулировано понятие «системогенеза» (П.К. Анохин, 1943), как «совокупность эмбриональных процессов, которые через посредство морфогенетических закономерностей созревания отдельных структурных элементов ведут к избирательным системным связям. Конечным этапом такого последовательно развивающегося объединения всегда является та или иная функциональная система, обеспечивающая выживание данного новорожденного».

Высшая форма организации в природе - самоорганизующиеся объекты биосистемы, которые характеризуются тем, что их субстрат структурируется таким образом, что функции объекта становятся активными. Единство структуры и функции выражается в том, что одновременно с функциональными связями качественно изменяются связи структурные, проявляясь через активное взаимодействие системы со средой, направленное на сохранение целостности объекта. Системность подхода в биологии и медицине подразумевает принцип целостного рассмотрения биологических объектов (Югай Е.А., 1976). Основными для любой теории систем являются понятия «система», «среда», «элемент», «структура», «функция». Поскольку свойство системности является фундаментальным свойством материи, имеющим бесконечное проявление, само понятие системы оказалось многосторонним. Каждый автор пытается отразить в определении те стороны системы, которые дают возможность выделить конкретные, интересующие его стороны реальности. Поскольку нас интересуют биологические, функциональные системы, наиболее приемлемым мы считаем определение функциональной системы, данное П.К.Анохиным (1975): «Системой можно назвать только такой комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимодействия компонентов на получение сфокусированного результата». Таким образом, система включает в себя определенным образом организованные элементы, структура связей между которыми позволяет системе осуществлять свои функции для получения полезного результата (Воложин А.И., Субботин Ю.К., 1987). Система неразрывно связана со средой, в которой она выполняет свои функции. Принцип системности заключается в том, что каждая система, включающая в себя принадлежащие ей элементы, сама входит в качестве элемента в систему более высокого порядка. Создается иерархия систем по принципу включения, позволяющая выделить любой из уровней этой иерархии для рассмотрения его в качестве системы. Элементы системы организуются в пространстве и времени так, что ее структура - морфофизиологические процессы, происходящие в пределах целостной системы, имеют возможность обеспечить для биосистемы выполнение главной функции - сохранение и развитие ее при взаимодействии со средой. Иерархия структурной организации биологических систем, выраженная в условиях статичных морфологических структур (клетка, колония, многоклеточный организм, популяция), дополняется функциональным разнообразием биологических систем одного уровня. В результате биосистемы получают возможность включать в свое содержание практически любые структурные связи.

Видный советский и российский патолог А.И. Струков утверждал: «Важнейшим признаком, отличающим систему от простой суммы объектов, является связь между составляющими ее элементами. Именно за счет этой связи возникают у системы новые свойства, которые нельзя объяснить только свойствами ее элементов. Взаимоотношения между элементами носят иерархический характер, что выражается с одной стороны централизацией (интеграция) с другой – специализацией (дифференциация) функций отдельных элементов».

Система органов – самый сложный (после целого организма) уровень организации и подойти к его детальному изучению можно, постигнув более просто устроенные уровни (субклеточный, клеточный, тканевой). Наблюдения за развитием функциональных систем, призванных обеспечить организму успех в борьбе за «норму выживания» (по образному выражению А.Н. Северцова), выявили одну важную закономерность: функциональная система приобретает приспособительную роль в жизни новорожденного раньше, чем она окончательно созреет. Иными словами, форма, на первый взгляд запаздывает, «не успевает» за функцией. Особо отчетливо эту закономерность мы прослеживаем при анализе гистогенетических событий во внезародышевых органах при беременности у позвоночных. Плацента млекопитающих, фактически постоянно созревая по мере развития потомства, так и не успевает стать зрелой, ибо даже в доношенной плаценте при некоторых вариантах развития беременности мы можем наблюдать «омоложение» хориальных ворсин. Эти взаимоотношения достаточно сложны и напрямую связаны с понятиями «компенсация» и «адаптация». Мы в данном случае имеем дело не просто с дихотомией «структура – функция», но и с их закономерным продолжением, о котором до сих пор никто из патологов в таком аспекте не рассуждал. Мы не будем выходить за рамки обозначенной в названии темы и продолжим дискуссию по этому вопросу в следующей статье.

Конечно, функциональные системы организма по П.К. Анохину не исчерпывают многообразия попыток исследователей выделить те или иные системы (клетка – система из более мелких, элементарных систем; система крипта-ворсинка в тонком кишечнике; морфо-функциональная система альвеола-капилляр по Р.И. Асфадиярову и т. д.). Принцип системности требует дальнейшей разработки, являясь одним из аспектов принципа всеобщей связи явлений, и, по существу, углубляет и конкретизирует наши представления о целостности организма.

Разрабатываемый и поныне системный подход к организму вносит вклад и в соответствующую философскую базу для анализа соответствия между структурой и функцией. По мнению Д.С. Саркисова (1992), проблема соотношения структуры и функции в философском плане должна строиться на сопоставлении не с категорией «содержания и формы», а с тем, что мы вкладываем в понятие «материя и движение».

Особый характер взаимоотношений формы и функции как материи и движения наиболее отчетливо прослеживается на тех морфологических ситуациях, которые характеризуются высоким уровнем гистогенетических процессов. Лимфоидная ткань вторичных лимфоидных органов, появление первичной полоски, знаменующей начало гаструляции у высших позвоночных и многие другие примеры свидетельствуют о максимальной подвижности формы. Эта ее подвижность порой не позволяет зафиксировать статичное положение формы и соответственно функция постоянно изменяется в составляющих компонентах гистогенеза – пролиферации, дифференциации, дифференциации, миграции и др. Еще И.П.Павлов писал: “...грандиозная сложность высших, как и низших организмов, останется существовать как целое только до тех пор, пока все ее составляющее тонко и точно связано, уравновешено между собой и с окружающими условиями”.

Очень образно положение о неразрывности структуры и функции сформулировал известный терапевт В.Х. Василенко: «Функция без структуры немыслима, а структура без функции бессмысленна», о чем мы сказали выше.

Интересно также выразил свое отношение к определению понятий структура и функция через понятие научная школа академик В.П. Казначеев (2000): «Функция – это жизнь, это долгожительство, это болезнь, это смерть. Она не может быть понята без пространства структуры. Это диалектика структуры и функции, и функция, это, если хотите, - пробный камень школы. Если школа уходит слишком в функцию, она гибнет. То же самое, если – в структуру. Главное как решить функцию через структуру и, наоборот, …на макро-, микро- и любом другом уровне. Любое увлечение есть увлечение». В этом высказывании нам видится еще одна интересная грань взаимодействия структуры и функции или, правильнее, отношения исследователей к этим категориям фундаментальной науки. Попытки выделения функциональной анатомии, клинической гистологии, клинической эмбриологии в этом плане видятся не совсем оправданными. Каждый специалист должен заниматься своим делом.

Все чаще и чаще отдельные исследователи пытаются рассматривать разнообразные формы жизнедеятельности, затрагивающие соотношения структуры и функции, базируясь на информационном принципе. Можно предполагать, что уже в ближайшем будущем проблема соотношения структуры и функции получит новые интересные решения с использованием таких понятий, как «вещество», «энергия» и «информация». Может быть, опираясь именно на эти понятия, морфологи смогут объяснить до конца не понятый применительно к действию в покровной и нервной системах Кирлиан- эффект, способы передачи информации по меридианам, связывающим биологически активные точки, природу креаторных связей между клетками разного структурного уровня.

Не следует абсолютизировать функцию, как это случается иногда. Назвав систему иммунной либо системой органов кроветворения и иммуногенеза, мы все равно обедним ее в функциональном отношении. Там, где речь идет о живой материи, жестких границ проводить не следует. В живой природе нет демаркационных линий. Так, тимус является полифункциональным органом и по своему развитию относится к железам бранхиогенной группы со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Тимус одновременно и учитель иммунной системы, и орган с эндокринными и другими функциями, которых становится все больше, по мере того как интерес к изучению органа прогрессивно нарастает. Академиком В.А. Труфакиным и сотр. на протяжении трех десятилетий успешно изучаются лимфо-эндокринные корреляции при лечении иммунодефицитов с учетом циркадианных ритмов (1993). В свою очередь Ю.И. Бородин и Л.А. Обухова (2000) представили убедительные морфологические доказательства участия лимфоидного компонента тимуса в ответ на экстремальные воздействия (в частности на холодовые). Между тем, на 5-м международном конгрессе морфологов СНГ академик Сапин М.Р. выступал за категоричное отнесение тимуса и всей лимфатической системы к иммунной.

Не будем забывать при этом, что устоявшимся определением лимфатической системы является «совокупность сосудов, узлов и лимфоидной ткани у позвоночных животных и человека. Основная функция – проведение лимфы и защита организма» (Советский Энциклопедический Словарь, М., 1989). Против такого определения трудно что-нибудь возразить.

Спор о легитимности лимфатической системы как самостоятельной учебной единицы в процессе преподавания (М. Р. Сапин, 2000) или, вернее, спор о возможности и необходимости рассмотрения ее в кровеносной либо в иммунной системе во многом надуман. Соотношение или мера структуры и функции и в этом случае определяется иногда личной точкой зрения ученого. Одно ясно – органы лимфоидного комплекса, в которых паренхима представлена лимфоидной тканью, относятся к медуло-лимфатической системе. Лимфатическая система как канализированные структуры и по происхождению ближе к циркуляторной кровеносной сосудистой системе, но и в иммунной системе она тоже занимает важное место. Недавние экспериментальные исследования на кафедре патофизиологии нашей академии позволили выдвинуть гипотезу о лимфатической системе как функциональной стресслимитирующей системе.

В онтогенезе функциональные отправления органа структурно детерминированы, и это в равной степени относится к тимусу. Ранний онтогенез как раз и является тем периодом, когда закладываются структурно-функциональные основы реагирования на стресс, включая и метаболический контур. Нам представляется необходимым привести еще одно определение: «Адаптациоморфоз - реализация организмом в онтогенезе изменений своей структуры в пределах нормы адаптации, установленной в адаптациогенезе и выражающейся через фенотип, позволяющая организму сохранить свои функции при ...изменениях среды, существенных для него» (Воложин А.И., Субботин Ю.К., 1987). Здесь же отметим, что под нормой адаптации, в трактовке тех же авторов, понимаются пределы изменений структуры системы (или элемента) под влиянием действующих на систему условий среды, при которых не нарушаются структурно-функциональные связи со средой, что обеспечивает существование системы.

А.А. Ярилин (1994) опубликовал чрезвычайно интересный обзор «Кожа как часть иммунной системы», однако у читающего при этом не возникает мысли оставить покровную систему без кожи и перенести последнюю в систему органов кроветворения и иммуногенеза (в целях дидактических, разумеется).

В письме А.А. Любищева (1967) П.Г. Светлову буквально написано следующее: «Разговоры же о том, что по диамату материя есть все реальное вне нашего сознания, тоже лицемерие. Во-первых, потом они так ограничивают это понятие, что сводят его к обыкновенному механическому материализму, а во-вторых, что такое сознание. Разве сознание не особый сорт бытия? Реально все вне моего сознания и независимо от моего сознания, но, например, твое сознание независимо от моего сознания, значит для меня оно материя, а мое сознание – материя для тебя, значит и сознание – тоже материя».

Он же считал, что ученый, неспособный хорошо философствовать, обречен на занятие дурной философией. Мы в последнее время перестали философствовать вообще, а, следовательно, лишены или, точнее сказать, сами себя лишили этой возможности.

Выход биологии из нынешней теоретической стагнации С.В. Мейен (1991) видел «….. путем критического пересмотра философских оснований и теоретических постулатов биологии, но не с целью укрепить какие-либо из уже существующих концепций, а с целью проверить весь фундамент современного биологического знания». Особо важно, по его мнению, проанализировать такие положения, постулаты и установки, которые господствуют в биологии и применяются уже без размышлений как аксиомы. К числу таких установок автор отнес, например, адаптационизм. Вполне возможно, что именно адаптационистская доктрина, согласно С.В. Мейен, привела к упадку эволюционную морфологию, сделала бесплодными дискуссии по общим проблемам эволюции.

В общей патологии имманентное свойство структуры и функции – развитие, которое есть не изменение вообще, не превращение чего угодно во что угодно, а закономерный и направленный процесс. В этом процессе ни одна из предыдущих стадий или фаз развития не остается безразличной для последующих. Если пропущена или несовершенна какая-то фаза онтогенеза, мы вправе ожидать струкутрно-функциональных дефектов целого организма, что видят на практике врачи. Само понятие «онтогенетического коллапса» еще требует своего анализа и подтверждения.

Очевидно, что для патологов развитие биосистемы определяется как развитие клетки – цитогенез, ткани – гистогенез, органа – органогенез, системы – системогенез и т.д. Знать особенности конкретного развития цитологу, гистологу или анатому позволяет их базовое научное образование, их научная школа.

Морфологам следует все более укреплять представление об универсальности процесса гистогенеза и составляющих его компонентов, таких как детерминация, пролиферация, дифференциация, физиологическая регенерация, апоптоз и естественная гибель тканевых элементов.

«На основании данных современной молекулярной биологии можно утверждать, что болезни человека, исключая серьезные травматические повреждения, начинаются с различных нарушений мембранного аппарата клетки» - пишет Д.С. Саркисов. Философское положение о неразрывном единстве структуры и функции, об их постоянной сопряженности сегодня стало непреложным фактом. Нельзя не согласиться, что «…первичное изменение функции исключается: каким бы ничтожным оно ни было, оно всегда имеет в основе изменение соответствующей структуры».

Накопление фактов, углубляющих наши представления о форме, дает основания сделать заключение о существовании ранее неизвестных функций в объекте морфологического исследования, что в конечном итоге позволяет по-новому взглянуть на соотношение формы и функции в данный исторический момент развития медицинской науки в конкретной функциональной системе.

Представляется правильным по доминирующей функции определять место органа в функциональной системе, хотя сделать это не всегда возможно или весьма затруднительно.

5-й съезд Международной Ассоциации Морфологов в г. Ульяновске показал, что изучение индивидуальной изменчивости анатомических форм у человека с помощью количественных методов не исчерпало этой важной для анатомии и морфологии в целом проблемы. Поиск сложных закономерностей формообразовательных процессов макроскопического плана на молекулярно-генетическом уровне, а также их математическое моделирование свидетельствуют о том, что у анатомов до сих пор имеются необозримые перспективы для научного разрешения своих именно анатомам присущих проблем.

Отмечается (Саркисов Д.С., 2000) «современная тенденция все большего внимания исследователей к процессам, происходящим на молекулярном уровне. Такого рода исследования суживают кругозор ученых (узкая специализация) и не только не являются стимулом для более широких обобщений, выходящих за рамки их непосредственных интересов, но, напротив, все сильнее погружают их в мир частностей».

Зачастую патологи (мы включаем сюда гистологов, патологоанатомов и патофизиологов) пытаются увязать явления, происходящие в больном организме, непосредственно с теми или иными субклеточными структурами и изменениями. По нашему мнению, общей патологии тканевой и органный уровни дадут несравненно больше информации и помогут составить цельное представления о событиях, происходящих в организме. И напротив, стремление углубиться в поиск фактов и закономерностей на более тонких уровнях биологической системы приведет к существенным методологическим погрешностям и «функциональной дефрагментации» самого процесса познания.

На смену кропотливого и зачастую бесплодного анализа получаемых фактов должна придти пора продуктивного синтеза, обобщения колоссальной информации о взаимоотношении структуры и функции, накопленной за вторую половину ХХ века.

 

 

 

Материал предоставлен:

Проф. В.Д. Новиковым

Проф. А.Р. Антоновым

для проекта «EstheticLife»


 


 

[ "Основные типы кожи лица" << ] [ Главная страница ] [ >> "Медицина индивидуального заказа – новая парадигма здравоохранения" ]
 
 
СНО ГОУ ВПО НГМУ Росздрава - EstheticLife.ru
© 2008 ngmu.ru 2013 г. // "Группа - ЛиК"
Индекс цитирования проекта www.estheticlife.ru